Архив стихов

© 1993–2017 Владимир МЕДВЕДЕВ
Файл обновлён 31 мая 2017 года

СОДЕРЖАНИЕ

Разные стихи 1996–2016 гг.

ЕЩЁ РАЗ О ВИННИ ПУХЕ

Беспорядочных мыслей потоком влеком,
я сидел, предавался мечтам.
В ритме блюза по лбу постучал кулаком.
Тихий голос ответил: «Кто там?»

– Это я, Винни-Пух! Просыпайся, Сова!
Я готов слышать добрую весть.
– Что ж, тогда заходи, – говорит голова,
впрочем, ты ведь и так уже здесь...

– Ну, давай-ка теперь потолкуем всерьёз.
Отвечай напрямик, голова!
Дашь ли ты мне искомый ответ на вопрос,
или будет опять «сорок два»?

– Я готова к ответу, я полностью за,
только это, наверное, зря:
демократия в мыслях, извилин шиза,
ибо я у тебя без царя!

– Ты же всё понимаешь, моя голова,
почему же ты так неправа?
Ты же знаешь все цифры, слова и места,
почему же ты полупуста?

– Потому я пуста, неправа и глупа,
что поставлен весь мир на-попа!
И опилки, не споря с порядком вещей,
высыпаются прочь из ушей...

2016


* * *

Всем, танцующим танго
на балконе под свет луны,
распевающим мантры
на жаргоне чужой страны,
починяющим примус,
практикующим тайный смех –
пожелаем удачи!
Да сопутствует им успех.

Опрокинем бокалы.
Прочь и перья, и пух. Вперёд!
В скорлупе – важно помнить –
выход вовсе не там, где вход.
В океане иллюзий
не спасёт Ариадны нить.
Лишь алмазные грабли
нам укажут, откуда плыть.

2015


* * *

Возвратились незримо на верфи
стаи жёлтых как дым субмарин.
Ринго целится палкой для селфи
в пустотелых времён тамбурин.
Наступает период подсчёта
территорий, фигур и камней.
Завершилась большая охота,
но неясно пока, что за ней.

То ли вынуть из шапки медведя,
то ли гордо сплясать краковяк.
То ли вверить свой дух Аюрведе,
то ли грош разменять за пятак.
Вариантов не то чтобы много,
только каждый ветвится, хитрец,
и знакомая с детства дорога
распадается в сумму колец.

Там, где кольца – там Гэндальф и Фродо,
как известный профессор писал.
Извергает пустую породу
3d-магмой вулкан в кинозал.
Провиденье в порядке разминки
проверяет небесный там-там.
Потребители лайкают снимки.
Тектонический гул – не по нам.

2015


ТРИ БОГАТЫРЯ

Если падает курс, или кризис грозит не по-детски,
если песню недобрую воют шакалы пера –
на подмогу спешит светлый рыцарь Ф.М.Достоевский,
и дрожащую тварь вводит в транс блеск его топора.

Если ночи темны, вор хитёр, и уже не до смеха,
и полярной лисой театрально оскалился крах,
то берёт со стены карабин Антон Павлович Чехов,
и вишнёвая дробь грозно бдит в воронёных стволах.

Если зло у ворот, и конец приближается сказке,
на редутах раздрай, а в сознанье уныния грех,
то встречает врагов безупречный сенсей Станиславский,
и с лукавой усмешкой системно не верит во всех.

2015


CARPE DIEM

Начихай на нанайский рестлинг
ОПЕК и БРИКСа.
Пусть подавится Блумберг
своей новостной строкой.
Толерантность к деньгам
бесполезней бозона Хиггса,
если лезет к тебе в душу Смит
со своей рукой.

Не вникай в птичий гомон СМИ.
Навсегда прости им
зубоскальство нон-стоп
сквозь поток мировых скорбей.
На воротах абсурда
начертано: «Carpe diem».
В переводе, достаточно
вольном: «Забей, забей...»

2014


ПОСТМОДЕРНИЗМ, КАК И БЫЛО СКАЗАНО

Беллетристика в силах с листа разыграть без огрехов
мир с приветом от классиков, что литератор творит.
По поверхности Гоголя движутся Пушкин и Чехов.
В перископ Достоевского хмуро Тургенев глядит.

Держат штиль высоко Ломоносов и Тредиаковский,
баснописец Крылов достаёт из цилиндра зверьков,
и на весь этот джаз проницательно, как Паустовский,
в элегантный лорнет смотрит статский советник Прутков.

Солженицын в сердцах сочиняет ядрёную сагу,
от волненья порой забывая родной алфавит.
Блок бесстрастно молчит. А Булгаков швыряет бумагу
в адский пламень времён – но она, как всегда, не горит.

В лабиринтах Набокова роет подкопы Платонов,
Мандельштам с Маяковским за Бродским бегут от судьбы.
Лев Толстой запускает косяк управляемых дронов,
и Сорокин с Пелевиным курят в сторонке грибы.

2014


КОММЕНТАРИЙ К ДЕКАБРЮ

Переизбрал себя на новый срок.
Повысил ранг. Добавил полномочий.
Стал изъясняться проще и короче.
Дуду рефлексий сгнул в бараний рог.

Отверг балласт пустопорожних строк.
Провёл в душе ревизию интенций.
Промчался вскачь по лестнице из терций,
повесил септаккорд на потолок.

Теперь ещё бы выяснить – хоть раз! –
что даст нам джаз духовных кофемолок?
Слагай трактат, магистр. Гадай, астролог.
Танцуйте всуе, кто куда горазд,

в пространстве прогнозируемых фраз
держа пари, насколько путь недолог.

2014


ДЖОКЕР

Однажды приходит час,
и ты понимаешь вдруг:
сумма дел, смысл фраз –
лишь звук.

Предвечный звучит мотив,
каждый голос вступает в срок.
Не струна ты, не гриф.
Колок.

Азарта битвы хитёр капкан.
Расчётлив игрок иль храбр,
но каждый шулер знает свой
канделябр.

И снова тузов каре
бесстрастный крупье раздаст.
А лучший твой ход в игре
был пас.

Опять ты с Фортуной врозь.
Не спас ни король, ни туз.
Ни аминь, ни авось,
ни блюз.

Открой скорей свой секретный файл,
и факт занеси в дневник,
что тот, кто нас с тобой сочинял –
шутник.

2014


«ЧТО? ГДЕ? КОГДА?»

Когда-то давно я играл в ЧГК,
и даже выигрывал приз.
Но палец топырить устала рука,
и рейтинг мой двинулся вниз.

Теперь я давно не чешу ЧСВ,
и с хитрых вопросов не прусь.
Парю в вирт-пространствах, подобен сове,
дивлюсь на знатоцкую Русь.

Но помню: однажды нездешний Б.Крюк
нас всех соберёт вкруг стола,
где станет понятно, внезапно и вдруг:
час пробил. Минута прошла.

2013


КОЛЫБЕЛЬНАЯ

Дремлет выводок из Брема
над кроваткой малыша.
Спит нейронная система
по прозванию душа.

Лунный зайчик грациозно
лезет в щёлку меж гардин.
По системе кровеносной
держит путь гемоглобин.

У медведицы полярной
хвостик – компас, глаз – алмаз.
Аппарат вестибулярный
убаюкался у нас.

Пляшет в небе месяц млечный,
звёзды водят хоровод.
Тракт желудочно-кишечный
тихо песенку поёт.

2013


НАБЛЮДЕНИЯ

Человек человеку – волк.
Батальон батальону – полк.
Водопад водопаду – брод.
Аватар аватару – кот.

Программист программисту – Кнут.
Либерал либералу – Брут.
Пацифист пацифисту – штык.
Брадобрей брадобрею – вжик.

Капитан капитану – Флинт.
Архимед Архимеду – винт.
Парадокс парадоксу – друг.
Имярек имяреку – глюк.

2010


* * *

Я сам себе ворона, сам себе сыр.
Сам себе Хоттабыч и сам кувшин.
Сам себе вода и сам решето.
Но есть во мне некто, кому я никто.

Он тычет в мои сны
перстами зари.
Он берёт интегралы
по счёту три.
Он видит резоны
там, где зеро.
От ставит ва-банк
мир на ребро.

А я не возражаю. Très bien, ça va.
Я с детства не проигрывал себе в слова.
Я сам себе свет и тоннель, где мрак.
Сам себе дорога, и сам дурак.

2007


* * *

Есть люди, живущие от и до.
Есть птицы, забывшие свить гнездо.
Есть много дел, и немного денег.
Есть вышивание и дзюдо.

Есть снайпер, несущий свой тонкий крест.
Есть диктор, озвучивший каждый жест.
Есть зритель, скупой на аплодисменты,
в шикарной ложе из общих мест.

Есть скачки, лошади и призы.
Есть иероглифы и азы.
Есть миллиард-полтора китайцев,
которым всё рассказал Кун Цзы.

2007


* * *

Он был сам себе бабушка,
и сам – всемирный потоп.
Он считал цыплят
в шестнадцатиричной системе.
Он менял себя как перчатки,
не споря с теми,
кто зарыл самовар судьбы
в потайной сугроб.

И когда постучался
условно жареный гусь
в описание мира,
бесспорное, как контора
сицилийского банка –
он блюз намотал на ус,
изобрёл беспричинность,
и вышел за грань узора.

2005


ЛЕГЕНДА О ТОПОРЕ

Зима. Дубак.
Из леса стук
не просто так.
Мужик. Бадук.

Удар. Очко.
Эпоха. Миг.
Атари... Ко...
Топор кирдык.

2005


К КОЛОБКУ

Ты скажи нам, ситный друг Колобок,
где возможностей твоих потолок?
Ты от бабушки ушёл без труда –
мастер Ко не оставляет следа.

Ты оставил с носом хищных зверей,
стал героем детских книг-букварей –
и сумел дезинформировать всех,
слух пустив про хитрый лисий успех.

Где сравнимого найти молодца?
Ты ль не круче, чем лаваш и маца?
Иноземные хот-дог и биг-мак
поднимают без борьбы белый флаг.

Безупречен, босопят, голопуз,
ты несешься мимо каверзных луз,
по-над буйством иллюзорных стихий –
биллиардный шар, забивший на кий.

Научи ж и нас катиться вперёд,
не черствея и не падая в рот.
И, без правил превращаясь в ферзя,
обнаруживать, что сказка – не вся.

2005


ГО-СОНЕТ

«Дерзай, – благословил меня сенсей, –
кто смел и скор – тому и формы в руки».
Я стал играть бесстрашный сан-рен-сей,
а на какари отвечать тенуки.

И светел духом, словно твой Кисей,
я вкруг тенгена воздвигал поннуки.
Покинув шумный пир былых друзей,
нашёл отраду в шорохе и стуке

камней. Нет совершенства в человеке,
но разум наш приговорён к мечте
о нём. И постигают правду те,
кто сенте ценит выше жизни в секи

с надеждой, что в решающем дзёсеки
Всевышний не сыграет хамете.

2005


* * *

«Ирония судьбы» по всем каналам.
Ну, что же – здравствуй, ёлка, новый стиль!
За бешеным предпраздничным авралом –
шампанско-оливьешная кадриль.

И грянет гимн, усвоенный в утробе.
И стрелки встанут смирно, две на «-дцать».
И мы рванём торить лыжню в сугробе
желаний, что забыли загадать.

2005


* * *

С тех пор, как я стал большим,
я стал бояться машин,
стихотворений в прозе,
вооружённых мужчин.

Верлибра коварна гладь.
Машины горазды врать.
Мужик с автоматом может
заставить маршировать.

А я пока не готов
к faux pas строевых шагов.
Услышу «равняйсь!» и «смирно!» –
декламирую «Марш кротов».

Зима, как всегда, права:
реальней травы дрова.
Букварь состоит из шума,
из эха Слова – слова.

И значит, остался шанс,
что весело булькнет шнапс,
и тот, у кого всё записано,
не по записи нам воздаст.

Как жаль, что державный гимн
писали не братья Гримм.
Мне верится только в сказки
с тех пор, как я стал другим.

2005


* * *

Спеша из Шаолиня в Эльсинор,
погладим универсум против шерсти.
Аранжируем фугу ре-минор
для флейты, не имеющей отверстий.

Свистит без фальши вечности судья.
Трещит чечётка в тщетный час погони.
Награда за попытку бытия
нам всем – аплодисмент одной ладони.

2004


* * *

Школа танцев закрыта. Плясун завязал с канатом.
Музыканты ушли разбазаривать мастерство.
Попечитель сидит на крыльце в канотье помятом,
ради денег рифмуя «quo vadis» и «status quo».

Попугай тарахтит о налогах и конъюнктуре.
Шизофреник-орёл прохлаждается на гербе.
И реальность-изба, демонстрируя ножки курьи,
норовит повернуться задом сама к себе.

2004


* * *

Говорило сознание бытию:
«Вот сейчас тебя как до-определю –
и пойдёшь по мирам разгонять абсурд
мимо храмов и баров, дворцов и юрт!»

То не тешит сейсмологов мать-земля.
То не в цирке верблюд взял на скрипке «ля».
То не зубом цыкнул впотьмах портье.
Отвечает сознанию бытие...

2003


* * *

Мой дух силён вставными челюстями
мечты – их клац-клац-клац разит врагов
столь непредотвратимо, сколь котов
влечёт, изголодавшихся, салями.

Мой ум богат складными костылями
симметрий, теорем и рецептур.
Он сам себе сенсей и самодур
на плоскости ментального татами.

Мой мир устроен проще, чем пробел
в клавиатуре пишущей машины.
Он состоит из света и пружины,

и тех немногих движущихся тел,
что верят в рассыпающийся мел,
водя рукой ученика из глины.

2003


* * *

Возьмём в расчёт вращение Земли,
длину пробега глиссера в пустыне,
число секунд от Слова до поныне,
взаимосвязь Петрарки с Брюсом Ли,

и установим, что шутить – смешно,
что дважды два четыре – что угодно,
что быть самодостаточным не модно,
как бить пенальти пешкой в домино.

2002


ИНТРОСПЕКТИВНАЯ СЧИТАЛОЧКА

Доля правды – в древней сказке,
подзатыльник – в нежной ласке,
шутка – в мрачном некрологе,
дед-молчальник – в демагоге.

Добрый конь – в пальто из драпа,
в Ватикане – Римский папа,
в бесшабашности – успех,
в бюллетене – «Против всех».

Любодей – в трюмо из дуба,
волк – в обличье лесоруба,
в красной шапке – гном с трубой...
Кто снаружи? Бог с тобой.

2002


ПОСВЯЩЕНИЕ ГРАФУ ИЗУАРУ

Ваше любительство, граф Изуар,
жертва дебютных потерь!
Вы себе сделали классный пи-ар,
как бы сказали теперь.

Шутка ль: изысканный аристократ,
да в Opera de Paris,
вдруг получает классический мат,
словно щелбан за пари!

Кто сможет вспомнить, светлейший, о том,
как по прошествии дней
ваш визави повредился умом
от деревянных коней?

Канут в забвенье, низвергнутся в прах
зритель, оркестр и хор,
и композитор, забытый в веках –
некто Андре Филидор.

Вы же войдете в историю, граф,
торной тропой диаграмм,
по консультации ноль схлопотав
с герцогом... как его там?

2001


«ОСТРОВ НАКАНУНЕ»

Время есть то, что показывают часы.
Рыба есть то, что в отсутствие колбасы
кот уплетает – мяу, мур-мур, ням-ням.
Лайнер есть то, что странствует по морям.

Остров есть цель, он же средство и результат,
всех путешествий. Меркатор не виноват
в криволинейных наклонностях водных трасс.
И не спасает ни штопор, ни ватерпас.

Юнги не верят в сны. Капитаны же
делают вид, что верят. Хотя в душе
не отличают от норда вест и от карты – явь.
Если до неба реально добраться вплавь,

пусть это будет остров. С пресной водой,
без робинзонов и пятниц. Но со средой,
благоприятной для счастья под кошкин мяв.
В предположении, что циферблат неправ.

2001


* * *

Не внимал я общественным массам,
не сутулился знаком-вопросом,
насыщался не рыбой, не мясом,
и дышал исключительно носом.

Разрабатывал мускулатуру,
соблюдал тренировок режим...
Так скажи мне, наставниче-гуру,
от кого мы так быстро бежим?!

2001


ФИЗИКА КОШКИ

Наука просит жертв. Эксперимент:
кот брошен с высоты торшерной лампы.
Придав хвосту вращательный момент,
он падает на все четыре лапы.

Волнение не в силах побороть,
спешит к буфету труженик науки,
роняет недокусанный ломоть
и портит маслом импортные брюки.

Но, позабыв, что завтрак был таков,
ученый горд: век не напрасно прожит!
Открыт Закон Падения Котов!
Теперь один вопрос его тревожит:

как полетит лабораторный кот,
когда к спине привязан бутерброд?

2001


ЛЕКЦИЯ

Хомосапиенсы эпохи
говорящего телеграфа
обладали особым даром
верить только в своё «сейчас».
Ежедневно меняли кожу,
доставая костюм из шкафа,
набивали собою транспорт,
добровольно впадая в транс.

Хомосапиенсы эпохи
продаваемого восторга
не смотрели на небо чаще,
чем того велела судьба.
От младенческой колыбели
до прохладных покоев морга
их вела не звезда – скорее
пневматическая труба.

Хомосапиенсы эпохи
асфальтированных ландшафтов
полагали необходимым
заводить на себя досье,
пересказывать анекдоты,
петь бельканто, спускаться в шахты,
подчиняться константе Планка
и закону Лавуазье.

Хомосапиенсы эпохи
многокнопочного театра
представляют для нас особый
исторический интерес...
На сегодня обзор окончен.
Продолжение лекций завтра.
Звероящер захлопнул папку
и урча удалился в лес.

2000


* * *

Пройдёт зима. Наступит вторник.
Поглотит пыль культурный слой.
Ортогональный миру дворник
метафизической метлой
расчистит путь судьбе-улитке,
отбросит мусор нелюбви,
вернется в сад, и на калитке
повесит мантру: «C'est la vie!»

2000


* * *

Там след простыл. Там взятки гладки.
Там что ни веб, то broken links.
Там задает свои загадки
пушистый зверь чеширский сфинкс.

Там всё прекрасно в человеке.
Там переизбран Царь Горох.
Там строем греки входят в реки
под звон подков лесковских блох.

Там обещают счастье детям.
Там верят в числа и часы.
И я там был – но перед этим
на всякий случай сбрил усы.

2000


* * *

Евразия. Разрозненный набор
частично-гениальных заблуждений.
Круговорот разрух и возрождений,
великий недостроенный забор.
Запас костей, разбросанных в степи,
плацдарм амбиций гипер-чингисханов,
рёв танков, бой курантов, звон стаканов.
Проверка связи: «Вечность, наступи!»
Не наступает.

2000


СПРАВОЧНИК ДОМАШНЕГО ЛЕКАРЯ

Лекарство от скромности – мода.
Лекарство от гордости – грех.
Лекарство от юности – годы.
Лекарство от старости – смех.

Будильник – лекарство от сроков.
Лекарство от ревности – страх.
Лекарство от Кафки – Набоков.
Лекарство от Моцарта – Бах.

Лекарство от оперы – ложа.
Лекарство от прозы – сонет.
Лекарство от счастья – оно же.
Лекарства от глупости нет.

2000


ОШИБКА-2000

Ничего не произошло.
Не попáдали самолёты.
Погребальное ремесло
на каникулах – без работы.

Не обрушились берега.
Недостатка в вине и хлебе
нет. Калёная кочерга
не спустилась из дырки в небе.

Крышу молнией не прожгло.
С телефоном, водой и газом
ничего не произошло.
Только звёзды погасли – разом.

Не заметили. Повезло.

2000


* * *

"Взгляни, взгляни туда..."
– И.Бродский


Провинциальная столица
страны, вчера сменившей цвет.
Всё те же бревна. Те же лица.
Всё так же нет иных примет.

Две тучки серого металла
плывут на запад стилем кроль.
Часы на здании вокзала
семь лет показывают ноль.

Венчает серп и ржавый молот
непутеводная звезда.
Мы покидаем этот город.
Но, как всегда – не навсегда.

2000


* * *

Не верь корреспондентам новостей.
Не забивай в грядущее гвоздей.
Вращая регуляторы настройки,
не будь уловом радиосетей.

Не покупайся на бесплатный сыр.
Не вздумай продолжать "Войну и мир".
Не принимай за рокот канонады
ни шелест листьев, ни рулады лир.

Живи всерьёз. Играй в своё лото.
Носи пиджак и серое пальто.
Увидишь двойника в зеркальной раме –
не сообщай ему, что ты – никто.

2000


* * *

Вторник обычно приходит внезапнее, чем зима.
Сходят с небес на землю охотнее, чем с ума.
Бархат и шёлк наощупь бесплотнее, чем наждак.
Существовать не мысля приятнее, чем никак.

За верёвочку дернул – и где-то открылась дверь.
Вроде бы по соседству, но точно, что не теперь.
Счастье – такая штука, полезнее многих штук,
в списке событий жизни помеченных словом «вдруг».

Стань на секунду вечным. Выпей воды стакан.
Перемести центр мира из кухни на свой диван.
Карму сверни в клубочек, и намотай на ус
факт, что слова суть вещи. Особенно – «я вернусь».

1999


ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРЕВРАЩЕНИЮ В ЗЕРКАЛО

"I am a mirror... I am a mirror..."
– The Alan Parsons Project


Встаньте на видном месте.
Остекленейте.
Распределите свой отражающий слой
поравномернее. Сзади прикиньтесь чёрным.
Дайте кому-нибудь замшу,
пусть вас протрут.

Можно уже отражать.

Захотите – со временем
обзаведитесь рамой.

Главное, не забудьте,
что от удара ломом или мячом
надо с притворным звоном рухнуть на землю,
разбиться на тьму осколков,
и принести несчастье –
хотя бы немного –
тому, кто верит в приметы.

1998


* * *

Заполненный водой трапециоид
трубы посредством сообщен с сосудом,
открытым сверху, снизу – S-образным
сифоном отделённым от сует.
Вот бечева с потёртой ручкой. Стоит
к ней приложить усилие – о, чудо! –
конструкция взбурлит тысячегласно,
коротких дум плоды сводя на нет.

1998


* * *

Самый зелёный поезд уже ушёл.
Рельсы прохладны, шлагбаум смотрит в зенит.
Радиосеть, игнорируя рок-н-ролл,
местной эстрадой то кашляет, то хрипит.

Серый кирпич вокзала приводит взор
в фазу готовности – если не к чудесам,
то к абсолютной ясности. Нищий вор
внутрь принимает мутный тёплый нарзан.

Ни убежать, ни уехать (держи чемодан, рука!)
Ни орла, ни решётки (подпрыгивай, грош, звеня!)
Ни страны, ни погоста (застыла в мозгу строка
из последнего классика). Ни тебя, ни меня.

1998


* * *

Нас ждёт туманнейшее завтра,
где в моде мокрая погода,
где выход из кинотеатра
почти неотличим от входа.

Нас ждёт загадочное завтра,
где в свете солнечных затмений
эзотерическая мантра
сравнима с шелестом растений.

Нас ждёт обманчивое завтра,
где за игрою в чёт и нечет
два сумасшедших психиатра
исподтишка друг друга лечат.

Темны дальнейшие детали,
странна грядущая пора...
Но мы ли не предупреждали
себя вчера?

1998


«ТИТАНИК»

Над пучиной морской – несошедшихся судеб пасьянс.
Красный шёлк. Чёрный ром. Золотой портсигар. Белый китель.
Чудо-лайнер уходит под воду в стотысячный раз.
В комфортабельном кресле, рыдая, сморкается зритель.

Голосок супер-стерео-дивы выводит слова
про любовь навсегда. Зал внимает в бездвижности транса.
У механика в будке хандра, и трещит голова.
До закрытия кинотеатра – четыре сеанса.

1998


* * *

Учуй, из носа вытащив бревно,
дыхание высоких технологий.
Пыхтение несётся из берлоги,
трещит и рвётся оптоволокно.

Запутав курью ножку в провода,
торчит антенна идолом заклятым,
и дыркой в небе реет ретранслятор –
сгоревшая заветная звезда.

1997


* * *

Опора мира – не хрустальный слон,
не черепаха и не торс титаний,
а старый бесшабашный патефон,
не знающий коротких замыканий.

Пусть пыль на диске ищет свой уют,
пытается в дорожках удержаться –
но патефон однажды заведут,
и спустится игла. И будут танцы.

1997


* * *

Судьба темна, как чрево динозавра,
который неожиданно исчез.
Ты знать не знаешь, что случится завтра,
и послезавтра – беспросветный лес.

Захлопни колебаний разговорник!
Не балансируй между «нет» и «да».
Я знаю точно: завтра будет вторник.
А послезавтра – может быть – среда.

1997


КОГДА БУДЕТ НАДО

Презрей телехроники видеоряд.
Когда будет надо – нас оповестят.
Покинь тёмный лес лингвистических книг.
Когда будет надо – нам сменят язык.
Стань светлым, как птаха, иль мрачным, как кот.
Когда будет надо – нам скажут, чей ход.
И не торопись головой в долгий пруд.
Когда будет надо – нас позовут.

1997


* * *

Наше место – тонкий лёд,
    без причин хрупкий.
Наше время – истукан
    на коне медном.
Наши мысли – негустой
    дым старой трубки,
чей хозяин уже понял,
    что курить – вредно.

1997


* * *

Голова циферблатом кружится.
Мозг – орёл, заклевавший решку.
Я смотрю на себя в ужасе,
как гроссмейстер, зевнувший пешку.

Мир уныл, как текст без эпиграфа,
и тяжёл, как невзятый вес.
Пешку надо как-то отыгрывать,
а ведь это – долгий процесс...

1997


* * *

–Доктор-доктор, как мне быть?!
Что-то с головой!
Стоит мир на миг забыть –
он уже другой!

–Успокойтесь, пациент,
хворь тут ни при чём.
Вас, меня и мира нет.
Что-то с главврачом.

1997


* * *

Да протренькает семь нот контрабас
ваших нервов, закалённых в труде!
Да откроется у вас третий глаз –
вы себе не представляете, где.

Распахнётся дополнительный рот
дверцей сейфа сверхсекретных систем,
и начнёте вы жевать бутерброд –
вы себе не представляете, с чем.

1996



Лимерики, четверостишия и т.п.

* * *

код сортировки пузырьковой
он распознать не смог с листа
ему давали в детстве мало
Кнута

2014


* * *

стандарт плюсов неисчерпаем
матчасть учите кто не глуп
и будет вам тогда и страус
и труп

2014


* * *

пусть код накрылся стойким крипто
но в целом это добрый знак
не отличать от джаваскрипта
brainfuck

2014


АЛГОСТИШИЯ

* * *

Криптографы, снимайте шоры!
Ваш RSA брутфорсят Шоры.

* * *

Итог рефлексий человека –
рекурсия, до срыва стека.

* * *

Когда душа стенает и болит,
понять её – вопрос NP-complete.

* * *

Сначала вычислила хеш,
а через год проела плешь.

* * *

И каждый им скелет из шкафа
напоминал про связность графа.

* * *

Под коммивояжёров стон
зло усмехался Гамильтон.

* * *

Нет перед осликом морковки,
но есть проблема остановки.

2014


* * *

Полярный зверь тенденциям и трендам.
Кирдык что одесную, что ошую.
Смеяться после слова «референдум».
Пошёл шутить про третью мировую.

2014


* * *

кого люблю того не встречу
пропел однажды Щербаков
и после паузы добавил
adios nos encontramos

2014


* * *

Старый снайпер из Парамарибо
распевал: «А я рыба, я рыба!»
Возразившим хоть раз –
девять граммов меж глаз.
Рыбы нервные в Парамарибо.

2013


ЗАМОК ДЛЯ СОНЕТА

...И знать, храня души покой,
что ложки нету никакой.

2008


* * *

С неба на бамбук
тихо падают камни.
Позднее ёсэ.

2008


* * *

По доске Клейна
далеко ли ты скачешь,
сферический конь?

2008


* * *

Дзен-буддист из страны оригами
парадоксов не трогал руками.
Вне сансар и нирван
бормотал свой коан:
«Не буди Брадобрея в Оккаме...»

2008


ИЗ НЕОКОНЧЕННОГО

Ортогонально соблазнам пространства
время, текущее справа налево.
Жизнь рекурсивна, и этим прекрасна.
Never say «Never say «Never say «Never...

2008


* * *

Мизантроп, проживавший в палатке,
задавал всем пришедшим загадки.
А пока гость решал –
он его оглушал
чем-то вроде сапёрной лопатки.

2007


* * *

Как-то раз инженер Перпетюк
изобрёл реактивный утюг.
Не сдержав свой азарт,
повернул ключ на старт.
Город вздрогнул. Бельишку каюк.

2006


* * *

Один убеждённый агностик
был замечен в духовном росте:
молился стократ
богам – всем подряд...
Забанен. За злостный кросс-постинг.

2005


* * *

Безмолвны небеса. Привал, гонцы.
Куда ни направляй потоки «ци» –
ответит естество таким коаном,
что изумятся даже праотцы.

2004


* * *

Один старикашка с плотины
питался паштетом из тины.
Чтоб отвадить зевак,
на вопрос: «Ну и как?» –
отвечал: «Вкус ужасно противный!»

2003


* * *

Один птеродактиль – без шуток! –
увидев гнездящихся уток,
сказал: «Вот они,
владыки Земли!»
И вымер в течение суток.

2003


* * *

Романтичный синьор из Болоньи
посадил баобаб на балконе,
и ночною порой
из дупла выл совой,
соблазняя синьор из Болоньи.

2002


* * *

О, Мастер – кормчий духа, слесарь тела!
Мне в резонанс вибрации настрой!
Одной ладонью хлопал. Надоело.
Научишь, как чихать одной ноздрёй?

2002


* * *

В зоопарке полярный медведь
состоял из бананов (на треть),
рыб, конфет вкусных мятных,
и ещё на две пятых –
из зевак, что пришли посмотреть.

2001


* * *

Скачет жизнь – пёстрый мяч.
Вдруг по кумполу – хрясь!
Нет удач, неудач.
Есть обратная связь.

2000


* * *

Говорят, что Венера Милосская
была в юности дама неброская:
пол мужской не пленяла,
руки-ноги теряла,
и дымила в тоске папироскою.

1999


* * *

Говорят, что Ираклий Андроников
ненавидел пластмассовых слоников –
за отсутствие вкуса
и высокого чувства
красоты у штамповки поклонников.

1999


* * *

Говорят, что, подобно лимéрику,
сочиняя на карте Америку,
сокрушался Колумб:
«Я бездарен и глуп!
Не способен открыть даже Жмеринку!»

1999


* * *

Мафиозо из-под Маранелло
грабил банки весьма неумело:
приезжал с диким воем,
уезжал под конвоем...
А назавтра опять шёл на дело.

1999


* * *

Петуху бы с опаской нахмуриться –
вместо этого мудрствует он:
«Что первично – яйцо или курица?»
А первичен куриный бульон.

1998


* * *

Неярко мерцало окно экрана,
плёнка циклично мотала мили,
и ёжики с ножиком из тумана
всё выходили и выходили...

1998


* * *

Надёжно зарешёчено окно.
Ушло в небытие Бородино.
Сломалась шпага, развинтился ус...
Какой ты, дядя, к дьяволу, француз?

1998


* * *

Некто Нил переплывает,
сам себе твердя слова:
«Крокодилов не бывает,
крокодилов не быва...

1996


* * *

Мне надоел весь белый свет!
Ну где же клавиша «Reset»?!

1993-94


ИЗ ЛАТЫНИ

Homo homini lupus est.
Lupus lupus-у хвост не съест.

1993-94


ТУННЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ

1.
И будет утpо, и день настанет,
и кто-то сети свои pасставит,
меня мечтая поймать к обеду...
Я чеpез сети насквозь пpоеду.

Забудьте о постоянной Планка.
Не ставьте сеть на пути у танка.

2.
Летел булыжник сквозь стекло...
И не pазбил его. Назло.

1993-94



Пародии и переделки песен


ГОРОДНИЦКИЙ ПЛЮС БГ

"Чёрный ветер гудит над мостами..."
– Б.Гребенщиков

"Император играет на скрипке..."
– А.Городницкий

Чёрный ветер гудит над мостами,
и далекое пенье трубы.
Незнакомые смотрят волками,
золочёные светят гербы.

Моя жизнь дребезжит, как дрезина,
бой часов раздается не вдруг.
Моя смерть ездит в чёрной машине,
государство уходит из рук.

Держит строй у ограды пехота,
и один из них, может быть, я.
Надо срочно приказывать что-то,
чёрной гарью покрыта земля.

«Но не купишь судьбы в магазине...» –
посторонний вплетается звук.
Моя смерть ездит в чёрной машине,
государство уходит из рук.

Не корите меня за ухарство,
государева верная рать.
Я хотел бы венчаться на царство.
Что-то можно ещё предпринять.

Спят в пруду золочёные рыбки,
не прижжёшь им хвоста угольком.
Император играет на скрипке
с голубым огоньком.

Мне не жаль, что я здесь не прижился,
ненавистных пугая вельмож.
Попадись мне, кто всё так придумал,
на себя самого не похож!

Только поздно, мы все на вершине!
Режут в кухне петрушку и лук.
Моя смерть ездит в чёрной машине,
государство уходит из рук.

Блеском сабель и пламенем алым –
мне не жаль, что родился и жил –
он вернётся огнём и металлом...
Я бы сам его здесь придушил.

А пока, одинокий и хлипкий –
и теперь только вниз босиком –
император играет на скрипке
с голубым огоньком.

2015


* * *

"Увы, Адмирабль, то было не с нами..."
– П.Кашин


Увы, Адмирабль! Наш случай серьёзен.
Грядет Мизерабль – как всегда, грандиозен.
В душе он – констебль, в манерах – фельдфебль,
в руках его – том кракозябль.

Беги, Адмирабль! Нам некуда деться.
По лестнице в небо взлетит наше сердце.
А чтоб избежать и колдобль, и грабль –
свинцовый, ... , есть дирижабль.

2013


ТАКЕМИЯ

"Жизнь ползёт как змея в траве,
пока мы водим хоровод у фонтана..."

– Б.Гребенщиков

Один китаец был мастером в отгадке нигири –
это вам не игрушки!
Каждую среду он ходил в Китай-Город,
где его поджидали три дана и кюшник.
Он жил, когда его разрезали.
Он жил, когда влезал в ути-коми.
Когда закончилось время игры,
он сказал: «Теперь будем жить на байоми».

Жизнь ползет как ситё в готэ,
пока мы водим хоровод у сан-сана.
Сейчас ты с мойо, но где ты сыграешь,
когда Такемия коснётся гобана?

Одна женщина преподавала тайны бадука
где-то в Казани.
Соседи видели, как каждую ночь
она строила в сенте группы с глазами.
Прислал ей вызов один сенсей,
что втайне всегда готовился к драке.
Когда он выставил свой сан-рен-сей,
она засмеялась и сыграла хираки.

Жизнь ползет как ситё в готэ,
пока мы водим хоровод у сан-сана.
Сейчас ты с мойо, но где ты сыграешь,
когда Такемия коснётся гобана?

Один игрок съел собаку на старинных дзёсеках,
современных не зная.
Каждый четверг он ходил на Дракон,
и учил тесудзи, чтоб добраться до Сая.
Тридцать лет – он сыграл в тенген,
и выжил в центре пустыни.
Он снял с верхней полки три тома Исиды,
и приник к ним губами, как будто к святыне.

Жизнь ползет как ситё в готэ,
пока мы водим хоровод у сан-сана.
Сейчас ты с мойо, но где ты сыграешь,
когда Такемия коснётся гобана?

2013


КОНДУКТОР ФОРТУНЫ

"Под знаменем Фортуны..."
– М.Щербаков

"Постой, паровоз..."
– народное

Под знаменем Фортуны, до боли, до дрожи,
кондуктор, нажми на тормоза!
Настраивал я струны – прости меня, Боже.
Есть время взглянуть судьбе в глаза.

Смычок пришёл в негодность, струна истрепалась,
твой сын не такой, как был вчера.
Моя былая гордость до дна исчерпалась,
и жизнь моя – вечная игра.

Отцвёл мой дальний берег давно и напрасно,
болят мои раны на ноге.
Звезда моих Америк взошла и погасла,
а третья застряла в глубоке.

2012


ПЕСЕНКА РЫБЫ

"В походных своих забавах..."
– М.Щербаков

"Дожил, изник в товаре..."
– М.Щербаков

В походных своих забавах
язык на месте, а слов ничуть.
Охотник! В густых дубравах
меня смущает не что-нибудь.

Большая твоя двустволка
молчит неслышно. Блестит едва.
Ждала я тебя так долго!
Шепни два слова. «Жива, жива».

Отсюда как до Китая –
набрал причастий. Вручил на чай.
Как чудо – твои скитанья
в предолгий ящик. Прости-прощай.

Пугая и льва, и волка,
не возле даже, а вне всего,
ждала я тебя так долго!
Минор немыслим, спугни его.

Поленья! пылайте ясно!
C ковра не двинусь. Не та луна.
Мгновенье! ты так прекрасно!
Какие гости, когда волна?

Смешная... кружусь без толка...
Деталь декора, форель-плотва.
Ждала я тебя так долго!
Взмахни руками. Жива, жива.

2009


НАПОСЛЕДОК

"А ведь мог бы
шапито в конце придумать с циркачами..."
– М.Щербаков


А ведь мог бы
казино в конце придумать с шулерами,
туз козырный –
из того, что в рукаве,
и Бернулли
возле урны с пресловутыми шарами...
Но тогда бы
получился не романс, а теорвер.

2009


* * *

"Гарсон номер два..."
– Б.Гребенщиков

"Туман над Янцзы..."
– Б.Гребенщиков

Зачем вы нужны,
зачем вы нужны?
В вас нет чувства меры,
и нет тишины.
Ваш Логос безгласен,
а Хаос – болтлив,
как рикша-экспресс
Москва – Тель-Авив.

Зачем вас толпа,
зачем вас толпа?
Чем тщетно крушить
черепах черепа –
врубили бы Баха,
забили косяк,
да лихо сплясали
ирландский гопак.

Открыли бы чакры,
зарылись в астрал.
Забыли бы имя
Того, Кто Достал.
Но нет – вы торчите,
как ферзь на e5,
своим же фигурам
мешая играть.

К чему это всё?
Да, к чему это всё?
Тому ли нас учат
Ли Бо и Басё?
Молчат мудрецы,
и заметен едва
сквозь «Туман над Янцзы»
«Гарсон номер два»...

2006


ЩЕРБАКОВ БЛЮЗ

Моё сердце – справа, моя голова на винтах.
Моё сердце справа, бэби, моя голова – на винтах.
Попробуем по-пластунски, бэби –
китайский квартал в лесах.

На приволье в теле – кислород, молибден, вольфрам.
Если вдруг отключили – чепуха, никаких реклам.
О, эти суставы, бэби!
Марш-бросок по моим костям.

Что такое есть я – среди тех, кто машет мечом?
В светлой точке пространства, где луч не совпал с лучом?
Мы с тобой – мотыльки, бэби!
Занавес. Псы ни при чём.

2002


* * *

"Я тебе, застолье, больше не тамада..."
– М.Щербаков


Я тебе, индеец, больше не томагавк.
Я тебе, путеец, не министерский главк.
Я тебе, приятель, более не змея.
Я тебе, читатель, даже и не «не я».

Я тебе, реторта, более не трепанг.
Я вам, атлеты корта, вовсе не бумеранг.
Я тебе, собака, больше не сонный куст.
Я сам себе, однако, Джойс, Пикассо и Пруст.

2001


* * *

"А ты ужасно занята -
ты ешь вишнёвое варенье..."
– М.Щербаков


Течёт лениво наших мечт
перебродившее варенье,
вершит народ земной свой суд,
не справедлив, но не суров...
А ты ужасно занята –
ты ешь моё стихотворенье,
чтоб не достался никому
листок бумаги с парой строф.

Еще далёк финальный марш
и тот момент благообразный,
когда небесный эскулап
нам строго пальцем погрозит,
и помусолит карандаш,
и зафиксирует диагноз –
мол, не щадили живота,
и заработали гастрит.

1998


АНТИПАРОДИЯ

"Не жалко двуногих..."
– М.Щербаков


Мне жалко немногих – скорее волков,
чем псов. И тем паче – козлов.
В балладах цепных королевских котов
мне слышится песня без слов.
Напрасно пред свитой блистательный бард
вздымает к пилястрам свой взор.
Растают верблюды. Закончится март.
Погаснет навек ре-минор.

Судьба – автострада. Словесность – бордюр.
Тире. Запятая. Абзац.
Мы ляжем сплетением линий гравюр
на фóрзац – а может, форзáц.
И уши, продав русака ни за грош,
завяжутся плоским узлом.
Ах, сказочник! Мир твой хорош и пригож –
да сказ, как всегда, не о том.

Сквозь ёлки мне видится заяц косой,
теснимый адептами зла.
И волки летят на рысях за козой –
вот именно, что от козла.
И Золушка, Лувр заперев на засов,
ползёт по-пластунски в ферзи.
Но что до удара волшебных часов...
Мгновение, не тормози!

1998


СОДЕРЖАНИЕ

Разные стихи 1996–2016 гг.

ОПИЛКИ
Всем, танцующим танго...
Возвратились незримо на верфи...
ТРИ БОГАТЫРЯ
CARPE DIEM
ПОСТМОДЕРНИЗМ, КАК И БЫЛО СКАЗАНО
КОММЕНТАРИЙ К ДЕКАБРЮ
ДЖОКЕР
«ЧТО? ГДЕ? КОГДА?»
КОЛЫБЕЛЬНАЯ
НАБЛЮДЕНИЯ
Я сам себе ворона, сам себе сыр...
Есть люди, живущие от и до...
Он был сам себе бабушка...
ЛЕГЕНДА О ТОПОРЕ
К КОЛОБКУ
ГО-СОНЕТ
«Ирония судьбы» по всем каналам...
Спеша из Шаолиня в Эльсинор...
С тех пор, как я стал большим...
Школа танцев закрыта. Плясун завязал с канатом...
Говорило сознание бытию...
Мой дух силён вставными челюстями...
Возьмём в расчёт вращение Земли...
ИНТРОСПЕКТИВНАЯ СЧИТАЛОЧКА
ПОСВЯЩЕНИЕ ГРАФУ ИЗУАРУ
«ОСТРОВ НАКАНУНЕ»
Не внимал я общественным массам...
ФИЗИКА КОШКИ
ЛЕКЦИЯ
Пройдёт зима. Наступит вторник...
Там след простыл. Там взятки гладки...
Евразия. Разрозненный набор...
СПРАВОЧНИК ДОМАШНЕГО ЛЕКАРЯ
ОШИБКА-2000
Провинциальная столица...
Не верь корреспондентам новостей...
Вторник обычно приходит внезапнее, чем зима...
ИНСТРУКЦИЯ ПО ПРЕВРАЩЕНИЮ В ЗЕРКАЛО
Заполненный водой трапециоид...
Самый зелёный поезд уже ушёл...
Нас ждёт туманнейшее завтра...
«ТИТАНИК»
Учуй, из носа вытащив бревно...
Опора мира – не хрустальный слон...
Судьба темна, как чрево динозавра...
КОГДА БУДЕТ НАДО
Наше место – тонкий лёд...
Голова циферблатом кружится...
–Доктор-доктор, как мне быть?!...
Да протренькает семь нот контрабас...

Лимерики, четверостишия и т.п.

Код сортировки пузырьковой...
Стандарт плюсов неисчерпаем...
Пусть код накрылся стойким крипто...
АЛГОСТИШИЯ
Полярный зверь тенденциям и трендам...
Кого люблю того не встречу...
Старый снайпер из Парамарибо...
ЗАМОК ДЛЯ СОНЕТА
С неба на бамбук...
По доске Клейна...
Дзен-буддист из страны оригами...
ИЗ НЕОКОНЧЕННОГО
Мизантроп, проживавший в палатке...
Как-то раз инженер Перпетюк...
Один убеждённый агностик...
Безмолвны небеса. Привал, гонцы...
Один старикашка с плотины...
Один птеродактиль – без шуток...
Романтичный синьор из Болоньи...
О, Мастер – кормчий духа, слесарь тела...
В зоопарке полярный медведь...
Скачет жизнь – пёстрый мяч...
Говорят, что Венера Милосская...
Говорят, что Ираклий Андроников...
Говорят, что, подобно лимéрику...
Петуху бы с опаской нахмуриться...
Мафиозо из-под Маранелло...
Неярко мерцало окно экрана...
Надёжно зарешёчено окно...
Некто Нил переплывает...
Мне надоел весь белый свет...
ИЗ ЛАТЫНИ
ТУННЕЛЬНЫЙ ЭФФЕКТ

Пародии и переделки песен

ГОРОДНИЦКИЙ ПЛЮС БГ
Увы, Адмирабль, наш случай серьёзен...
ТАКЕМИЯ («Трамонтана» БГ)
КОНДУКТОР ФОРТУНЫ
ПЕСЕНКА РЫБЫ
НАПОСЛЕДОК
Зачем вы нужны...
ЩЕРБАКОВ БЛЮЗ
Я тебе, индеец, больше не томагавк...
Течёт лениво наших мечт...
АНТИПАРОДИЯ